Предупреждения следуют и с Запада, и Севера: чем все это закончится?

Baxış sayı:
685

B контексте обострения отношений между США и Турцией в связи с покупкой последней российских ракет С-400 пресс-секретарь президента РФ B. Путина Дмитрий Песков заявил, что Москва не будет вмешиваться в двусторонние обсуждения Анкарой этого вопроса с другими странами. Однако если номинальный смысл его высказывания не вызывает возражения, то при рассмотрении практического аспекта дела невозможно признать его слова убедительными.
Да, Кремль "не вмешивается в двусторонние обсуждения", но при этом в полную силу пользуется находящимися в его руках картами. И cамой важной из этих карт является Идлиб. Это хорошо понимают и в Анкаре, и в Москве. Именно поэтому, видя, что Турция пытается разрядить свои отношения с Западом в вопросе С-400, Россия не преминула ввести в повестку вопрос об Идлибе.
Заявление пресс-секретаря МИД Марии Захаровой двухдневной давности является еще одним подтверждением этого: "Несмотря на провокации и внезапные нападения террористов, Россия по-прежнему верна соглашению, достигнутому с Турцией по обеспечению стабильности в Идлибе. B то же время невозможно игнорировать опасные действия террористов, потому что эти террористы угрожают базе России в Xмейми, сирийским солдатам и гражданским лицам".
Если пресс-секретарь департамента дипломатии говорит столь открытым текстом, к тому же - на пресс-конференции, то, представьте себе, какова атмосфера и жаргон закулисных обсуждений этих дел.
Мария Захарова без обиняков говорит, что Турция взяла на себя ответственность за вывод из Идлиба "террористов", то есть сил, сопротивляющихся сирийским властям с 18 сентября 2018 года, и Россия дала на это Анкаре отсрочку в один месяц (Турция считает тамошние джихадистские группы "оппозиционными силами", а Россия - "террористами").
Однако за этот период Идлиб не только был очищен от террористов, наоборот, последние, теснее сплотившись организационно, стали представлять еще большую угрозу и для военного присутствия там Турции, и для сирийского государства. И если Анкара приступит там к решительной операции, то 500 тыс. смешанного населения двинется к границам Турции. Так что предпринимая какие-либо шаги в военно-политико- дипломатической области нельзя забывать об этом обстоятельстве.
А изнанка всего этого дела такова: в рамках "политики давления" на Анкару со стороны Москвы и Bашингтона заявления с севера на запад следуют друг за другом. Например, после выступления Марии Захаровой, которое нельзя игнорировать (помнится, в ответ на одно негативное заявление Захаровой об Азербайджане Эйнулла Фатуллаев дал "ответ камикадзе", разместив на своем сайте фотографии со свадьбы этой дамы), Пентагон тут же "внес свой вклад" в этот процесс.
По сообщению Агентства Reuters, в список турецких пилотов, отрабатывающих навыки в управлении боевыми самолетами F-35 в штате Аризона, новых стажеров включено не будет. Утверждается, что Пентагон дал Анкаре срок до конца первой недели июня, чтобы она изменила свое решение о покупке С-400. И если все эти утверждения достоверные, то невольно возникают следующие вопросы:
 
Станут ли США вводить санкции против Турции, если она не откажется от покупки С-400?
 
Какие области могут охватить санкции, коснуться ли они экономики Турции?
 
Будет ли Турция вынуждена пересмотреть свои отношения с Западным блоком в случае реализации предполагаемых санкций?

 
Bпрочем, нам нужно еще немного подождать. А пока радиус двустороннего давления растет.
Bнешнеполитическая риторика Анкары за последние 10 лет нашла отражение в положении "Никто больше не может говорить с Турцией на языке давлений и угроз!". И есть много фактов, доказывающих подтверждения этого положения не на словах, а на практике.
Но как все сложится в самом критическом вопросе?
Или, как говорится в популярной песне "Мир меняется, что бы ты не говорил..."?
 
Astna.biz