Владимир Путин – главная мировая проблема 2020 года?

Baxış sayı:
367

Знакомство с мировой прессой последнего времени создает ощущение, что главной мировой проблемой текущего года является будущее президента РФ Владимира Путина. Нельзя сказать, что эта тема всплывает впервые – мир уже не раз готовился к уходу этого неоднозначного персонажа с мировой политической сцены, однако каждый раз судьба (или что-то другое) преподносила свои неожиданные сюрпризы. Что сегодня выдвигается в качестве «неоспоримых» фактов, свидетельствующих, по мнению их сторонников, о скором уходе Путина, живописуемых в самых драматических сценариях? Какое будущее готовят остаткам постсоветских стран, сбившихся вокруг СНГ, уход или продление деятельности В. Путина?
 
Голоса внутренней радикальной оппозиции сходятся во мнении, что дни Путина на исходе,  он не вполне адекватен и скоро не сможет управлять страной, поэтому уже в следующем году его не будет во власти. Экстравагантный критик власти Валерий Соловей предлагает готовиться к  созданию Госсовета, поскольку «в период пандемии, спрятавшийся в бункере, Путин показал свою полную несостоятельность. Вертикаль власти исчезла, Путин сбросил с себя всякую ответственность и переложил ее на региональные власти. Сегодня реальный рейтинг Путина от 15 до 25%».
 
Более основательные круги опираются на социологические исследования, представленные независимой группой С. Белановского: «В российском обществе происходят серьезные идеологические изменения. Тренд негативного отношения к федеральной власти, начавший формироваться еще в 2011 г. и вновь возникший после «крымского перерыва» в 2018 г., в 2020-м был резко усилен пандемией коронавируса». Среди основных выводов: крушение государственной пропаганды, вызывающей все большее неприятие почти во всех сегментах общества, объектом негативных высказываний стал лично президент Путин. Такая ситуация может привести к массовым протестам, сопровождаемым жертвами. Ситуация настолько критическая, что перестают действовать испытанные технологии отвлечения общественного мнения посредством современных «героических военных действий», апелляции к прошлому, выстраиванию моделей «счастливого» будущего. Слишком жестока и неприглядна сложившаяся действительность: забытые обещания, не оправданные ожидания, пенсионная реформа,  повышение налогов и штрафов, рост безработицы и цен, малые размеры помощи государства...
 
Этим выводам вторят многие западные наблюдатели:
 
«Когда люди выражают недовольство, Путин реагирует раздраженно. В негодовании в стране его окружение любит обвинять злые языки за границей. Президент в любом случае так отрешен от российской действительности, что, вероятно, не понимает настоящего настроения в стране. Его все сложнее ощутить и всем остальным по мере того, как под давление попадают немногочисленные оставшиеся независимые СМИ и институты изучения общественного мнения» - пишет Зильке Бигалке в статье  «Стагнатор». Süddeutsche Zeitung. 24.06.20
 
В этих условиях остаются пока два действующих (с оговорками) ресурса: Великая отечественная война и аннексия Крыма. Эти темы вошли в статью В. Путина «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим», опубликованной 18 июня американским консервативным журналом «National interest» (представляющим круги, выступающие за диалог с Россией), а затем и на сайте Кремля.
 
Нет резона передавать оценки западной прессы и ученых, в целом негативные, хотя иногда и отстаивающие правоту некоторых тезисов президента России (британского историка Ричарда Эванса, например, также беспокоит, что в ЕС все чаще ставят знак равенства между СССР и нацисткой Германией) – читатель с ними знаком или может ознакомиться самостоятельно. Разве что можно упомянуть преследуемые статьей, по мнению западных журналистов и аналитиков, цели: оправдание аннексии Крыма, попытка воспользоваться возникшими у Запада на фоне пандемии серьезными проблемами. Здесь и кризис мирового лидерства США, и непростые отношения Вашингтона с Брюсселем, и раздоры в НАТО, и расовая напряженность в США, отозвавшаяся по всему миру, и нескончаемые дебаты в Евросоюзе по поводу антикризисной стратегии. Главная цель - получить право России на постоянной основе занимать одно из ведущих мест в мировой политике.
 
На фоне обсуждения этой статьи меньшее внимание привлекло выступление В. Путина в эфире программы «Москва. Путин. Кремль», которая вышла на телеканале «Россия–1» (21.06.20), в которой президент в частности отметил,  что при создании Советского Союза многие республики, вошедшие в его состав, «получили огромное количество российских земель» и «традиционных российских исторических территорий». При этом при выходе из состава СССР, по мнению президента России, каждой из этих республик нужно было «выходить с чем она пришла» и не «тащить с собой подарки от русского народа». А поскольку «при создании Советского Союза в договоре было прописано право выхода из него, но не было прописано процедуры», выход государств из СССР был нелегитимным.
 
Путин не уточнил, какие именно республики и какие земли он имеет в виду, однако обращает на себя внимание перекличка этого пассажа со статьей «75 лет Великой Победы», где в части о Польше отмечается: «…в советскую сферу влияния попадали не только территории, на которых проживало преимущественно украинское и белорусское население, но и исторические польские земли междуречья Буга и Вислы. Об этом факте далеко не все сейчас знают». И далее: «Литве в октябре 1939 года были возвращены город Вильно и прилегающая область, ранее входившие в состав Польши». Территориальные претензии к двум оставшимся прибалтийским республикам, вероятно, безыменно включены в телевизионное выступление президента. В этом списке, безусловно, Казахстан, ранее часто упоминавшийся в связи с «территориальными претензиями», ну а далее, как представляется, любая постсоветская страна. Особо обратим внимание на ситуацию в Азербайджане, Грузии, Украине и Молдове, где претензии приобрели форму нескончаемой сецессии.
 
Зачем президент Путин возвращается к этой теме? Ближайшее объяснение заключено в том, что постсоветские страны, пребывающие в СНГ, наметили себе новые ориентиры внешней зависимости, усматривая в США, Китае и ЕС более щедрых и надежных партнеров. Недавний подъем и быстрое гашение майданных настроений в Беларуси продемонстрировали, что Россия обладает достаточной силой для сохранения стран СНГ под своей эгидой. Кроме того, правление в этих государствах авторитарных (возможно, за исключением, Молдовы и частично Армении) режимов, чрезвычайно схожих, а порой и превосходящих авторитарность режима в России, является залогом «верности» лидеров этих режимов лично Путину, поскольку именно он является гарантом сохранения ими власти. Тогда получается, что Путин хотел бы создать более устойчивую политическую систему, чем СНГ (названной им самим когда-то «инструментом развода» постсоветских стран)? Очевидно, этого требуют обстоятельства как внутриполитического, так и внешнеполитического порядка.
 
Как внутренний резерв отношения со странами СНГ (а они обещают быть непростыми, если ни сказать – конфликтными) могут стать отвлекающим маневром в случае «ухудшения» положения русского населения в этих государствах, одновременно подавая сигнал тревоги «отщепенцам» (Украине и Грузии).
 
Как резерв внешний – формирование новой политики, касающейся в первую очередь стран Восточной и Юго-Восточной Европы, некогда входивших в социалистический лагерь. Речь не идет, как представляется некоторым наблюдателям, о маньякальной одержимости Путина идеей реставрации СССР, все гораздо проще: Путин хочет остановить непрекращающееся продвижение НАТО на «восток», которое уже достигло критической точки. Продвижение тандема США – Китай со стороны «южного подбрюшья» России может завершить процесс геополитического окружения этой страны с понятной целью ее развала.
 
Как видно, выбор у России не очень большой. И естественно возникает вопрос: изменится ли ситуация в случае ухода В. Путина? Исторический опыт заставляет ответить на этот вопрос  отрицательно: движение НАТО на восток началось при «демократической» России Б. Ельцина. Получается, что современные политики и руководители крупных держав целенаправленно ведут мир к очередной войне, название которой будет то ли «третья», то ли «последняя».
 
Задумаемся над выводом Андреаса Умланда, изложенным в статье «Почему завоевание Путиным Крыма – это лишь временное явление» (Focus, 22.06.20): «Европейским дипломатам и политикам следует уже сегодня настроиться на дальнейшее крупное изменение геополитики Восточной Европы - как только Путин покинет политическую сцену».
 
Как бы то ни было, странам СНГ предстоит совсем не простое будущее…
 
 ASTNA.biz