Управляемый мат

Baxış sayı:
487

Недавно в интервью местным медиа руководитель делегации Азербайджана в ПАСЕ Самед Сеидов заявил, что эмигранты могут в любое время вернуться на Родину. Им ничто не угрожает. Почти сразу после этого заявления в Азербайджане началась кампания  против эмигрантов. Угрозы, приводы в полицию их родственников… Помимо этого, в некоторых, близких к определенным властным структурам СМИ, распространяют материалы оскорбительного, унижающего, клеветнического  характера.  

Что же происходит? Почему после того, как Самед Сеидов озвучил заявление относительно политэмигрантов, в отношении них началась кампания? Кто и какие цели преследует этой кампанией? Политобозреватель Азер Рашидоглу отвечает на наши вопросы.

— Aзер бей, депутат Самед Сеидов заявил прессе, что эмигранты могут вернуться на родину. Однако вслед за этим в Азербайджане началась кампания против эмигрантов. Что происходит?  

— Самед Сеидов, как  представитель Азербайджана в ПАСЕ, прекрасно понимает, если не будет смягчения, то положение официального Баку будет не совсем хорошим. Любой разумный человек понимает, что в случае продолжения процессов в таком ключе, ничего хорошего это ни власти, ни стране не принесет. Самед Сеидов годами, пусть и косвенно, бьет в колокол, пытаясь убедить власть в необходимости проведения политики смягчения, реформ.  А реформы для коррупционеров, не умеющих ничего, кроме как «душить и резать», означают фиаско. По этой причине после месседжа Самеда Сеидова «старые» начали проявлять свою агрессию в еще более извращенной форме. Агрессия эта, на самом деле, не против эмигрантов, а открытая пропаганда против руководства страны и курса на смягчение.

— Какие цели стоят за проводимой против эмигрантов кампанией? И кто это осуществляет?  

— Начнем с вопроса кто такие сами эмигранты? Перефразируя президента Украины можно сказать – эти люди результат грубой ошибки властей Азербайджана. Они вывели на арену эти экстравагантные личности. Порой за проводимой против эмигрантов кампанией стоят те, кто их финансирует и передает им компромат, кто сделал их актуальными. Но и эмигрантов уравнивать было бы неверно. Среди них есть и такой сильный аналитик, как Рауф Миркадыров, а также известные в обществе  матерщинники, у которых отсутствует общественное воспитание. Однако фокус направлен не на Миркадырова, а на каких-то матерщинников. Случайность ли это? Конечно же, нет. И некоторые  матерщинники из оппозиции в подавляющих случаях управляются представителями власти. Если завтра станет известно, что вещавшее из-за рубежа какое-то радикальное ТВ финансировалось каким-то чиновником, то я этому абсолютно не удивлюсь.

—  Что это дает организаторам данной кампании? Разве этим можно заставить замолчать эмигрантов?  

— Я уже подчеркивал, что некоторые эмигранты, играющие роль «нецензурной» оппозиции – это результат недочетов властей. Они не причина, а следствие. Вместо полностью уничтоженной демократической оппозиции, гражданского общества, прессы должна была появиться радикальная оппозиция. Нецензурщину в политику привнесли именно представители властей. Неужели эти люди, засевшие во власти, когда оскорбляли и преследовали инакомыслящих и их семьи, не думали о том, что все это возымеет эффект бумеранга? Преследование семей эмигрантов, вернее «нецензурной» оппозиции, реализуется на основе продуманного сценария. Это делается не только для того чтобы посеять страх. За всем этим стоит попытка запятнать международный имидж президента Алиева, и делает это старая команда, выступающая против реформ. Когда они организовывают кампании оскорбления эмигрантов, то понимают, что эта самая ругань обратится против президента и его семьи. Все это реализуется сознательно, президента подставляют. То есть преследования направлены не на то, чтобы заставить эмигрантов замолчать, а на то, чтобы сделать их еще более агрессивными. Цель – скомпрометировать президента через политику, проводимую в отношении эмигрантов, и они достигли этого.

— Кампания ругани стала еще более интенсивной после того, как в Брюсселе перед отелем, где разместился президент, группа эмигрантов провела акцию. Есть мнение, что именно после брюссельской акции одна из внутривластных группировок просто воспользовалась ею, чтобы начать кампанию против эмигрантов. А все эти деяния будут списаны на президента. Что Вы думаете об этой версии?  

— За всей этой кампанией агрессии и преследований стоит желающая помешать реформам и политике смягчения старая гвардия. Они хотят подвести страну к серьезному гражданскому противостоянию, застраховав тем самым, себя. В некоторых случаях именно эта старая команда и управляет этими матерщинниками. По мере углубления внутривластной борьбы, растет и число тех, кто переводит борьбу в плоскость ругани.  Нужно найти ответ на такой вопрос – почему отношения совершили трансфер  в эту самую плоскость ругани? Для цивильной борьбы совсем места не осталось?  В русском языке есть такое выражение «работа над ошибками». Анализ допущенных ошибок без эмоций, работа в направлении их исправления, самокритика. К сожалению, эта работа не проводится.

— Для многих шаги президента в начале года зажгли зеленый свет надежды на осуществление реформ. И Вы в своих комментариях говорили об этом.  Но подчеркивали, что есть мешающие этому. Выходит, что они своего добились? 

— К сожалению, политика смягчения столкнулась с очень серьезным сопротивлением. Я вновь остаюсь при своем мнении — президент Алиев понимает, что управление прежними методами невозможно и ищет пути выхода. Бюрократический аппарат выступает против этого. Велика вероятность того, что Ильхам Алиев, в первую очередь, займется разрушением этого аппарата, а правящую партию, так называемую «контору бездействия», превратит в один из кружков по интересам. С этой точки зрения остается лишь одна угроза, и глава государства старается снизить исходящий от России потенциальный риск. Если справится и с этим, то высока вероятность проведения новых парламентских выборов. Сегодня Россия посредством своей агентуры в оппозиции и во власти желает помешать политике смягчения. Запад на протяжении многих лет посредством различных фондов выделяет оппозиции средства. Эти деньги в отличие от Грузии, идут не на развитие гражданского общества, а на обогащение нескольких лидеров. По этой причине финансовая помощь Запада оппозиции значительно ослабла. Участие оппозиции в связанных с Россией проектах заставляет Запад задуматься. А самое важное – это возможность нового имущественного и финансового передела. В Азербайджане потеря власти действующей политической силой означает потерю контроля над 100 млрд. Этих  денег достаточно для  организации любого саботажа. Для конфискации этих денег механизма нет. Добиться этого возможно лишь посредством революции. А Запад не желает в Азербайджане революции, он желает мягкого перехода. В этом смысле Ильхам Алиев своими последними действиями в определенной степени сумел завоевать симпатии Запада. Однако, если процесс будет половинчатым, а масштабы арестов расширятся, то Запад приступит к более серьезным действиям. Анализируя политические события, необходимо обратить внимание и на один нюанс. Кто были те, которые желали создать в стране ситуацию, похожую на  “события Гези” (23мая 2013 года в центре Стамбула вспыхнули волнения в связи с вырубкой деревьев парке Гези. — ред.). Кто стоит за открытой провокацией, происходящей в Ичери шехер или в “Salaam Sinema”? По-моему, искать надо во властной  команде. Хорошо, что имело место своевременное вмешательство Первого вице-президента страны, иначе не избежать было обострения ситуации.

— Что будет дальше? Долго еще ждать реформ?   

— Ситуация в стране такова, что даже при наличии или отсутствии воли и желания власти реформы неизбежны. Власть прекрасно понимает, что такое управление ни к чему хорошему не приведет. С этой точки зрения неизбежны реформы, а также замена жесткого управления на более мягкое.  Полагаю, что определенные реформы будут иметь место.  Конечно  же, этого будет недостаточно, поскольку для этого нужны более масштабные реформы. Не думаю, что нынешнее чиновничество сделает это. В любом случае реформы будут проведены. Удовлетворит это общество или нет – это уже другая тема. Однако я предполагаю, что это не удовлетворит общество.  Тем не менее, пусть и мизерные, но реформы неизбежны. В противном случае общество столкнется с тяжелыми испытаниями. Тогда власть будет вынуждена что-то делать. Реформы в любой форме неизбежны.

Zerkalo.az