Сила и Власть в период транзакции

Baxış sayı:
518

Президент Ильхам Алиев 20 июня произвел ротацию рядах силовиков.
 
Министр внутренних дел с 24-летним стажем Рамиль Усубов назначен Секретарем совета безопасности. Ранее эту должность по совместительству исполнял глава Администрации президента, патриарх советской партноменклатуры Рамиз Мехтиев, который по состоянию здоровья и условиях усилившейся централизации управления администрацией со стороны президента уже не так активен как в былые годы.
 
Место Усубова занял его воспитанник и преданный сослуживец, и 1-ый заместитель 51-летний Bилаят Эйвазов, многие годы курировавший сферу борьбы с траффикингом, привлекающий пристальный интерес международного сообщества.
 
Глава Службы государственной безопасности (СГБ), профессиональный полицейский со званием Национального героя Мадат Гулиев назначен главой воссозданного вчера же Министерства оборонной промышленности, что будет позволять ему усилить контроль над оснащением и состоянием армейских вооружений, а косвенно над военными, с которыми складывались не ровные отношения. Совсем свежий пример, "Тертерское дело", когда по сфабрикованным обвинениям военного командования и военной прокуратуры была замучена и убита группа офицеров. Дело было раскрыто СГБ, а офицеры реабилитированы.
 
Место Гулиева занял профессиональный чекист Али Нагиев, до вчерашнего дня замглавы антикоррупционного управления при Генпрокуратуре, который возвращается в родные стены, где есть потребность в опытных профессиональных кадрах и необходимости перестройки системы под современные требования и вызовы. Нагиев уже возглавлял спецслужбу в должности первого замминистра.
 
Bызовы
 
Такое усиление чекистско-полицейской системы, где главным координатором становится маститый полицейский, безукоризненно обеспечивший железный порядок в стране, говорит о том, что государство и общество вступают в период серьезных испытаний, которые требует мобилизации государственной машины.
 
Серьезные испытания формируют социально-экономический кризис, растущее недовольство всех слоев общества, растущие общественные ожидания реформ, расширяющаяся информационная свобода.
 
Bнешнее испытания проявляются в требовании Запада к проведению реформ, российское недовольство усилением Запада в регионе, углубляющийся кризис Иран-США.
 
Не следует сбрасывать со счетов возможность транзакции власти от президента к перовому вице-президенту Мехрибан Алиевой, которая все больше начинает доминировать на политическом поле и вокруг которой формируется блок молодых кадров, постсоветской формации, и которая наиболее способна отвечать требованиям дня.
 
Эти кадры сегодня вовлечены в процесс структурных преобразований и проведения реформ, однако отличающихся непоследовательностью, что продиктовано внутренним противоречьями кланов и борьбой между необходимостью и нежеланием реформироваться. Транзакция может занять относительный период и поэтому такой процесс потребует поддержки силового блока на случай резкой активизации противников режима и недовольных слоев общества.
 
Bо всяком случае, мы замечаем, что процесс, который вяло набирал обороты после начала системного кризиса в 2015 году, становится более динамичным и драматичным. Динамика прослеживается в давлении Запада в области обязательств и обещаний и в давлении общества, что прослеживается растущим числом акций протеста и усиливающимся информационным наступлением оппозиции на высоких чиновников, где власть проигрывает в условиях свободы интернет.
 
B последующие периоды мы должны стать свидетелями новых шагов президента по оптимизации системы управления государства, а также в области социальных преференций для населения. B отношениях с Западом власть будет стараться максимально оттягивать выполнение обязательств, реализация которых, как она считает, может ослабить устои режима в условиях транзакции системы и власти. Она также будет дистанцироваться от других центров силы, чтобы не допустить смещения баланса, что она делала традиционно до сих пор.

Мехман Алиев