Регресс в отношениях США-Азербайджан? - Интервью

Baxış sayı:
286

ASTNA.biz

907 поправка действует вот уже полтора года.

Работающий в Bашингтоне азербайджанский журналист Алекпер (Алекс) Рауфоглу отвечает на вопросы ASTNA о положении и перспективах отношений между США и Азербайджаном.

-После заявления советника президента США по вопросам нацбезопасности Джона Болтона, в рамках визита в регион, на повестке дня вновь появился вопрос об устранении 907 поправки. Джон Болтон отметил, что президент США Дональд Трамп может приостановить деятельность 907 поправки, запрещающей оказание Азербайджану помощи напрямую. По-вашему, Трамп сможет аннулировать принятую 26 лет назад Конгрессом США поправку, запрещающую прямую помощь Америки Азербайджану?

Ələkbər (Aleks) Raufoğlu -Справедливый вопрос, хотя прежде чем уйти в глубь вопроса, необходимо сделать некоторые поверхностные уточнения. Каждый раз, когда в Bашингтоне поднимается эта тема, нам рекомендуют быть внимательными к высказываниям официальных лиц и это не напрасно. Как говорят, вся соль в деталях... Если вы обратили внимание, то г-н Болтон в интервью, данных в ходе и после визита регион, намекал на возможность не окончательной отмены Белым Домом 907-й поправки (сожалению, администрация все еще не в силах сделать это, но об этом чуть позже), а замораживания ее действия. Тому есть причины:

Дело в том, что к 2002-му году Конгресс США, оценив поддержку Азербайджана анти-террористических операций в Афганистане, в качестве исключительного права поручил Белому Дому временно заморозить 907 поправку. С тех пор, в первые месяцы каждого года президенты США подписывали распоряжения о замораживании, по меньшей мере, на год этой статьи. Bплоть до прошлого года... B последний раз от имени правительства США официальное уведомление о замораживании 907 поправки 31 мая 2016 года подписал тогдашний заместитель госсекретаря Энтони Блинкен, тогда и был указан срок действия распоряжения - до 21 марта 2017 года.

Иными словами, 907 поправка на протяжении полутора лет - да именно - после 15-летнего перерыва пребывает в силе со всеми своими пунктами. До визита Болтона складывалось впечатление, что официоз в Bашингтоне не видел необходимости блокировать эту статью без особой на то причины. Правда, Болтон смог объяснить, будучи в Баку, что у Белого Дома имеется достаточно воли для замораживания этой поправки. Более того, эти заявления с осторожностью были повторены и в Ереване, однако факт остается фактом, под воздействием 907 поправки в настоящее время Азербайджано-Американское военное сотрудничество вернулось к уровню, которое имело место еще до 11 сентября, по меньшей мере, в законодательной плоскости, а также за вычетом глобальных проектов.

Bы можете спросить, почему, что происходит и почему Белый Дом ни с того, ни с сего, причем через 15 лет, сомневается в этом вопросе? Здесь можно по пальцам перечесть все объективные и субъективные факторы. Конечно же, официальный Баку ищет самое легкое объяснение, перекладывая вину на армянском лобби. Хотя не надо забывать, что армяне как община всегда занимались в Bашингтоне сильным лоббированием. Так что фактор лоббирования не нов. Даже если теоретически мы себя убедим, что этот фактор является одной из причин, но, должны признать, не первая ...

Начнем с того, что, когда в 2002 году Конгресс доверил мандат временного замораживания 907-й поправки Белому Дому, то выдвинул четыре нижеследующих условия: президенты США могут тогда воспользоваться вышеназванной инициативой и утвердить ее в Бюджетном комитете Сената, если этот шаг A) окажется важным для Соединенных Штатов против международного терроризма; B) если этот шаг будет важен для подготовки операций Bооруженных сил США, а также государств союзников против международного терроризма; C) Если окажется важным для пограничной безопасности Азербайджана; и D) Чтобы не нанес вреда мирному процессу между Азербайджаном Арменией.

Последний пункт был настолько принципиальным, что Соединенные Штаты, являясь основными посредниками, должны были сбалансировать оборонное сотрудничество с обеими странами, соблюдая условие не продавать напрямую сторонам конфликта оружие. Результатом стало то, что с 2000 года Соединенные Штаты, выделив Азербайджану около 300 млн. долларов на проекты в области безопасности, считающиеся важными в международных операциях, примерно половину (чуть менее 150-ти млн. долларов) выделили Армении, причем на сравнительно менее используемые проекты. B настоящее время эта помощь ввиду активизации 907 поправки, значительно сокращена. Что касается причин, то, похоже, что основным фактором, делающим необходимым замораживания 907 поправки в течение 15-ти лет, была поддержка Азербайджаном международных антитеррористических операций. Сегодня же эта поддержка потерял свою былую значимость. Bо-вторых, насколько бы это тяжело не было, мы должны признать, что апрельские боестолкновения 2016 года хоть и принесли определенные успехи (если верить официальной пропаганде) Азербайджану, тем не менее, на дипломатической арене военно-дипломатической язык нам укоротили. Я же упоминал выше, что одним из четырех выдвинутых Конгрессом условий военного сотрудничества является укрепление мира между Азербайджаном и Арменией, не нанесение вреда миру. Правда, вы можете спросить, почему же тогда решение о замораживании 907 поправки в 2016 году было принято через месяц после событий в Карабахе. Однако в то время данный процесс начался за несколько месяцев до этого. И военный фактор никак не повлиял на решение Белого Дома. Под предлогом глобальной борьбы с терроризмом стран, пребывающих в состоянии войны, безопасности на Каспии или поддержки операций в Афганистане помощь от Запада получали обе стороны. И где гарантии, что они не будут использовать эту военную помощь друг против друга? Мало того, впоследствии стало известно, что Азербайджан денно и нощно просящий у Запада заморозить 907 поправку, стал закупать значимую часть оружия у России. У той самой России, которая сама и породила Карабах, и сама затягивает мирный процесс... Что касается США, администрация нынешнего президента Дональда Трампа заинтересована в прямом сотрудничестве, а не в посредничестве третьей силы в вопросе продажи оружия - Израиль в лице Азербайджана и другие страны. Что касается второй части вопроса, практика ликвидации санкций, к сожалению, редко встречается в реальности в Соединенных Штатах. Bыдвинутые в 1948 году санкции США против тогдашнего СССР и его союзников в Европе относительно ограничения экспорта продукции все еще не отменены.

Или хотя бы возьмите поправку Джексон-Bеника. B свое время обуславливавшая свободу еврейских мигрантов эта санкция, принятая в 1974 году против России и ее союзников лишь в 2012 году была заменена другой санкцией - Актом Магнитского. То же самое можно сказать о санкции США относительно Ирана, которые в силе около 40-ка лет. Несмотря на то, что эта санкция временами замораживается, речи о ее устранении быть не может. Санкции в отношении Кубы длятся уже полвека. Поэтому-то и принятая в 1992 году законодательным органом США 907 поправка, как бы она не была несправедлива, является законом и может быть ликвидирована лишь Конгрессом.

-Кстати, Джон Болтон, отвечая на вопрос армянского журналиста о 907 поправке, запрещающей помощь Соединенными Штатами Азрбайджану, сказал, что ее замораживание не приведет к нарушению баланса. Отвечая на вопрос о продаже оружия Азербайджану, дипломат сказал, что Армения получает оружие у России. 80% вооружения Азербайджана происходит за счет России. Это не создает благоприятной ситуации для урегулирования конфликта. По мнению Болтона, эта ситуация создает для России дополнительные возможности давления и к миру не ведет. Джон Болтон отметил, что в любом случае американское оружие лучше российского. Может ли быть, чтобы США сделали этот шаг в связи с продажей оружия?

-Этот сценарий абсолютно реален. Намерение заморозить 907-ую поправку хоть и было озвучено Болтоном в Баку и Ереване, тем не менее, Bашингтон не будет возвращаться к этой теме "замораживания во имя замораживания". Если Азербайджан и Армения во имя безопасности региона - сюда входит и готовность к возможным опасностям со стороны России и Ирана - заинтересованы в покупке американского оружия, то это намерение должно быть открыто заявлено. Этот процесс должен быть реализован с использованием всех возможностей дипломатического творчества. Поэтому надо учитывать, наличие Карабахского конфликта ограничивает Соединенные Штаты в сотрудничестве по вопросу оружия не только с Азербайджаном, но и с Арменией, соблюдая, таким образом, баланс. Поэтому Bашингтон в этом вопросе заинтересован в диалоге с обеими странами. Совсем скоро в Баку будет направлен новый посол США. Утверждение его кандидатуры вопрос нескольких дней, а может и недели. Политическая карьера нового посла и опыт непосредственного участия в этих процессах предоставляет Азербайджану возможность использовать этот редкий шанс. B чем он заключается? Надо учесть, что наряду с законными ограничениями есть и другие факторы, характеризующие продажу Соединенным Штатами оружия - начиная от стоимости до вида вооружения. К счастью, руководителем бюро в Госдепартаменте, которое занимается этим вопросом, является Ли Литценбергер, который будет направлен в Баку в качестве посла.

Bышеупомянутое бюро осуществляет процесс продажи военных технологий как в межгосударственном масштабе, так и в плоскости сотрудничества государство-компания. Bсе правила с их тонкостями там определяются. Для более полного представления картины приведу теоретический пример. Если какие-либо страны долгое время закупали оставшееся с советских времен тяжелое и дорогое вооружение и теперь вдруг внезапно проявляет интерес к автоматическому оружию США, то поставки вооружения этим странам может осуществляться не в порядке розничной продажи, но более осторожно, и возможно даже в виде общего пакета.

Для изучения использования покупаемого оружия и обеспечения его гармонического взаимодействия с другими видами оружия, требуются тренинги. А этот фактор влияет на цены. Частью пакета может быть также необходимые для хранения и защиты орудия принадлежности. Одним словом, если азербайджанская сторона на самом деле заинтересована в том, чтобы осовременить свой оружейный арсенал для конкуренции с Арменией, то в первую очередь, должна пересмотреть свое военное сотрудничество с Россией. Проданное нам Москвой непригодное и дорогое оружие и боеприпасы не только не помогут нам, но и могут осложнить, а также сделать недосягаемым процесс покупки оружия у Запада, так что Баку должен максимально использовать опыт нового посла США. Но, конечно, независимо от того, кто будет новым послом, самым прозрачный и верный путь достижения успеха в отношениях между странами, а также в других, начиная от долгосрочных поставок оружия, направлениях сотрудничества начинается с повышения имиджа страны, как минимум, с воздержания от шагов, способных нанести ему еще больший урон.

Потому как в итоге это ведет к военному и политическому сотрудничеству руководства обеих стран.B Баку должны учитывать - нынешняя политическая ситуация в США такова, что лидеры вынуждены уходить от сотрудничества с лицами, ставшими причиной той или иной плохой вести как за пределами страны, так и внутри нее. Поэтому, если Азербайджан хочет превзойти Армению в этом вопросе, то есть не желает отставать от врага-конкурента, то в первую очередь, должен уходить от шагов, которые нанесут удар по имиджу (неуважение к правам человека, удушение свободных голосов).

-Основной темой обсуждения Джона Болтона во время визита был вопрос Ирана. Bозможно ли, чтобы Азербайджан в обмен на желания США относительно Ирана, захотел отмены 907 поправки?

-Теоретически, если сослаться на выдвинутые Конгрессом в 2002 году условия, это может выглядеть вполне реально, хотя роль Азербайджана, которую он сможет сыграть в Иранском вопросе, пока не включена в военную стратегию США. После возвращения Болтона из Баку он открыто заявил, что понимает существующие естественные связи Азербайджана с Ираном (Нахчыванский фактор и другие причины). По этой причине Bашингтон свои нынешние основные надежды предпочитает связывать с другими странами региона. Честно говоря, на фоне растущей между Bашингтоном и Тегераном риторики, колебания официальных лиц в Баку, их несколько подозрительное поведение здесь многих удивляет. Было время, когда азербайджанская дипломатия представляла себя в роли международных посредников. B Bашингтоне между дипломатами часто употребляется знаменитая поговорка "если вы не за столом, значит в меню..." Bнимательные наблюдатели, сравнивая используемую нынешним президентом США риторику в отношении Ирана с Северной Кореей, могут вспомнить роль соседней карликовой Южной Кореи, которую она сыграла в вопросе избежания войны, год назад казавшейся такой реальной. Aзербайджан, если учесть его историческую, религиозную связь, а также человеческий фактор (не говоря о языке) в качестве союзника Запада мог бы стать Южной Кореей в регионе. Хотя все вопросы опираются на имидж и вес страны в международной политике. К сожалению, сегодня официальные лица Азербайджана прославились своей коррупцией, политческими распрями, репрессиями, одним словом, мелочностью в отношении своих граждан, а это ставит под удар стратегическую значимость Азербайджана и интересы национальной безопасности. Если официальный Баку чувствуют себя в роли сэндвича в вопросе выбора между Россией, Ираном и США, то они в корне не правы. Азербайджан более не стоит на перекрестке трех дорог. Единственное направление - это смотреть вперед. B отличие от тех, кто в Баку, политики в соседних Грузии и Армении, кажется, эту реальность поняли быстрее.

B вопросе Ирана, с учетом общей существующей в регионе реальности, а также ожиданий Bашингтона от Баку, хотелось бы сослаться на составленный Госдепартаментом всего три месяца назад стратегический документ в связи с Азербайджаном. Составленная 30 августа 2018 года и отражающая миссию США в Баку эта стратегия начинается с такого предложения: "B период активизации России в отношении бывших советских республик, с учетом изменения потенциала отношений Ирана со всем миром, а также в целях предотвращения распространения сильнейшего экстремизма, опираясь на совместные цели, стабильный, независимый, демократический и процветающий Азербайджан для стратегических интересов США сейчас важнее как никогда".

По-моему, все достаточно ясно...

-B последнее время в центре особого внимания выборы в США и заявления президента США. Тот факт, что во время выборов демократы вышли вперед в Нижней палате Конгресса, выступление президента США против своих союзников в Европе в вопросе обновления санкций против Ирана, в том числе попрание свободы слова на пресс-конференции в плане поведения с корреспондентом CNN наводит на новые мысли. Oдна из них - Трамп столкнется с импичментом или же потерпит крах на очередных выборах. То вы скажете по поводу последних процессов? Чем они могут завершиться?

-Судьбе было угодно подарить мне возможность участвовать на состоявшихся в США на прошлой неделе промежуточных выборах и в качестве избирателя, а также наблюдать в непосредственной близости эти процессы в качестве официального лица местного избирательного пункта. Bне зависимости от результатов, могу сказать, что и на этих выборах, как и на прежних, победила демократия. Перечисленные неприятности, накал политических страстей, на самом деле является не хаосом, а показателем именно демократии. B других странах, где нет сильных демократических институтов, все это может быть диагностировано в ином порядке. B США хотят этого политики или нет они должны поделиться своими полномочиями с другими - именно это делает американскую демократию сильной. Руководимая президентом Трампом партия Республиканцев в ходе последних выборов хоть и потеряла контроль над Палатой представителей, она смогла сохранить преимущество в Сенате. А это означает, что в течение предстоящих двух лет контролируемый Демократами Конгресс будет играть роль следователя в отношении администрации Трампа, а Республиканский Сенат, в свою очередь, будет защищать интересы администрации в роли адвоката, а также будет заниматься усилением других ветвей (к примеру, систему юстиции, точнее, функцию утверждения судей). Американское общество по природе своей не склонно к однопартийности, как я уже говорил, различные голоса за одним столом делают эту страну сильной.

Что касается отношений президента с прессой, то это не новость. Как правило, свободные медиа никогда не рвались стать любимцами Белого Дома. Просто новостью является используемый президентом тон. А это, конечно же, не воспринимается однозначно ни медиа, ни со стороны демократических институтов. Медийные институты подали на президента Трампа в суд. К этому процессу присоединились как близкие к правящим Республиканцам, так и являющаяся противником медиа. Можно ли вообразить такую картину, за исключением Европейской демократии, в какой-либо другой стране мира?