Осознают ли в Брюсселе масштаб угрозы с юго-востока?

Baxış sayı:
1259

Вспышка боев на границе Азербайджана и Армении продолжает держать в напряжении весь регион Южного Кавказа. Серьезных позиционных сдвигов здесь не произошло и не предвидится, но по своему, скажем так, политическому значению эти бои трудно переоценить. По сути дела, речь идет об изменении самого характера конфликта, который уже де-факто вышел за пределы оккупированного Арменией Нагорного Карабаха.

Будем реалистами: планы новых территориальных захватов существовали в Иреване всегда. И озвучивают их по ту сторону границы тоже без стеснения. Достаточно вспомнить, как весной 2019 года нынешний министр обороны Армении Давид Тоноян озвучивал угрозы: «как министр обороны я говорю, что формат «территории в обмен на мир» я перефразировал — «новая война – новые территории»», «мы выйдем из этой окопной ситуации, постоянного оборонного состояния. Мы увеличим число тех подразделений, которые могут перенести военные действия на территорию противника», «мы обуздаем противника, чтобы в следующий раз он не прибегал к подобным шагам. Речь идет о нестандартных шагах. В случае необходимости наши штурмовые группы могут создать хаос за спиной противника», — а штатные армянские аналитики «переводили»: министр имеет в виду удары по трубопроводам. Теперь, по горячим следам собственных вооруженных провокаций, в беседе с личным представителем действующего председателя ОБСЕ Анджеем Каспршиком прямо подтверждал, что в планах у его страны — занять «лучшие позиции», то есть произвести новые территориальные захваты. А «штатные аналитики» уже рассуждают о мифическом «праве» Армении «установить свою юрисдикцию на всей приграничной территории, на которой находятся траншеи противника и с которой осуществляется контроль над нашей территорией». Теперь на Товузском направлении Армения перешла от слов к делу. И получила вполне ожидаемый военный ответ.

Не сказать, чтобы ведущие мировые центры силы и Евросоюз в частности вообще не замечали происходящего между Азербайджаном и Арменией. Вопрос в том, что нынешних традиционных европейских призывов «прекратить огонь», «не стрелять» и «искать решение за столом переговоров» уже недостаточно. Степень опасности армянских игр с оружием на границе, если угодно, «цена вопроса» уже другая. Причем не только и не столько для Азербайджана, сколько для самой Европы. Глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедьяров в своей беседе с главой европейской дипломатии Жозепом Боррелем особо подчеркнул, что Армения является основным источником угрозы для безопасности и мира в регионе, в том числе существует вероятность угрозы для крупных геостратегических проектов в регионе. В переводе: нынешний виток армянской агрессии — это прямая и явная угроза прежде всего трансконтинентальным коммуникациям, соединяющим Европу и Восток и проходящим по территории Азербайджана, Грузии и Турции.

В самом деле, точку для своих вооруженных провокаций в Армении выбрали с понятным «прицелом». Эпицентр боев — в непосредственной близости от экспортных трубопроводов Азербайджана и стратегической железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс. Те самые, ударить по которым в Иреване обещали и обещают при каждом удобном случае.

И время для своей провокации в Иреване тоже, скажем так, «выбрали со знанием дела». Южный газовый коридор превратился из смелого проекта в реальность, «голубое топливо» из Азербайджана уже теснит на рынках Европы продукцию российского «Газпрома», делая страны Евросоюза куда более «устойчивыми» перед попытками энергетического давления и шантажа — теми самыми, с которыми страны Евросоюза уже «познакомились» в середине «нулевых». Во время пандемии коронавируса вдвое выросли карго-перевозки по железным дорогам Азербайджана — а это для Европы стратегическое транспортное направление, связывающее ее и с Центральной Азией, и с Афганистаном, и с Китаем. Причем роста перевозок по коридору Север-Юг практически не заметно, что осведомленному наблюдателю тоже говорит о многом. Более того, сегодня большинство экспертов фиксируют резкий рост напряженности и в Средиземноморье — это и конфликты в Сирии и Ливии, и «миграционный вал», и многое другое. Что уже ставит под серьезный вопрос и логистические, и «энергетические» планы Европы, связанные со Средиземноморьем. Которое одно на всех — и для Европы, и для Ливии. А теперь в результате армянских провокаций под прицелом оказывается уже чрезвычайно важная для самой же Европы «восточная» логистическая инфраструктура.  Более того, Армения — член ОДКБ, и при помощи своих провокационных игр Никол Пашинян явно пытается втянуть в конфликт с Азербайджаном и эту организацию. Точнее, ее лидера — Россию, у которой, без сомнения, свои планы, свои расчеты и свои счета — и за потерю газовой монополии на европейском рынке, и за слишком самонадеянные, как показала практика, планы переключить на себя транзит между Европой и Дальним Востоком, и за крепнущую  независимость «южных республик». Не говоря о том, что столь послушный российский «форпост», как Армения, вряд ли решился бы на военные провокации без соответствующей «отмашки».

Словом, в евроофисах могут, конечно, по привычке считать, что агрессия Армении — это проблема Азербайджана, и, по знаменитому выражению Антуана де Сент-Экзюпери, «наблюдать эту войну с балкона». Только вот говорил тогда французский писатель и авиатор о второй мировой войне, опасность которой для себя его соотечественники поняли далеко не сразу. И теперь в результате армянских провокаций на границе с Азербайджаном под угрозой оказывается энергетическая и логистическая безопасность самого Европейского союза вместе с европейскими же миллиардными инвестициями. А значит, для ЕС настало время занять куда более жесткую и четкую позицию в отношении Армении со всеми ее вооруженными провокациями и агрессией. Именно эта позиция, напомним, отражена в последних документах ЕС, касающихся «Восточного партнерства». Теперь настало время перейти от слов и деклараций к конкретным делам. Чего уже требуют интересы и безопасность самого Евросоюза. Просто молчание — это не всегда золото. Даже с приставкой «евро».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az