​Москва вернула Турцию, потерянную в 1952 году

Baxış sayı:
680

Hurriyet logo

Седат Эргин (Sedat Ergin)

Похоже, западному миру будет непросто оправиться от шока, вызванного изображениями систем противовоздушной обороны, доставленных из России на авиабазу Мюртед под Анкарой военно-транспортными самолетами.
 
Столь тесное сотрудничество России, которую НАТО до сих пор считает главной угрозой, с членом НАТО в сфере обороны повлекло за собой большие колебания. И мы можем сказать, что в предстоящий период будут продолжаться повторные толчки разной степени интенсивности.
 
Все сходятся во мнении, что, продав Турции С-400, российский лидер Владимир Путин сделал стратегический ход жизненной важности. Действительно, проникнув на рынок НАТО в результате продажи передовой системы противовоздушной обороны, он смог эффективно показать всему миру потенциал своей страны в этой области.
 
Но, что еще важнее, этот шаг, как склонны полагать все авторитетные стратеги на Западе, вызвал серьезный раскол в НАТО. Треск в отношениях Турции, находящейся на южном фланге альянса и обладающей второй крупнейшей армией в НАТО, с основным игроком альянса — США — слышится все громче. Поэтому не будет ошибкой сказать, что Путин в итоге повысил авторитет своей страны на международной арене и усилил осознание о расширяющейся сфере влияния России.
 
Как продажа С-400 изменит взгляд России на Турцию в долгосрочной перспективе? Кремль, воодушевившись этой сделкой, сможет в будущем рассчитывать на то, что ему удастся полностью перетянуть Турцию на свою сторону, искать способы сделать это?
 
*
 
В поисках ответа на этот вопрос мы можем оттолкнуться от взглядов бывшего президента Азербайджана и в то же время экс-члена Политбюро Коммунистической партии Советского Союза Гейдара Алиева и взглянуть на отношения между Анкарой и Москвой сквозь историческую призму.
 
До членства в Политбюро Алиев сделал карьеру в разведке, занимал высокопоставленные должности в секретной службе Советского Союза — КГБ — и поднялся до председателя этой организации в Азербайджане. Иными словами, Алиев был важным игроком системы до распада Советского Союза в 1991 году.
 
Наш коллега Мурат Еткин (Murat Yetkin) в опубликованной в 2017 году книге под названием «Интриги для тех, кому интересно» при рассмотрении полного секретов мира шпионажа приводит также выдержки из интересной беседы, которую он провел много лет назад с одним из бывших руководителей КГБ Гейдаром Алиевым.
 
*
 
Во время той беседы, состоявшейся в 1998 году в Баку, Алиев сначала задается вопросом: «Когда мы поняли, что полностью потеряли Турцию?» Конечно, говоря «мы», он рассказывает о своих наблюдениях в КГБ и бывшей советской системе.
 
Затем Алиев упоминает о двух событиях, глубоко повлиявших на взгляд Москвы на Турцию. Первое — это решение Демократической партии, пришедшей к власти в Турции в 1950 году, отправить военных в Корею. «Таким образом, мы поняли, что вы можете вступить в НАТО, — говорит Алиев. — Вы и вступили (1952). Тогда стало понятно, что Турция перешла на сторону капиталистических стран и не будет находиться под влиянием Москвы».
 
А второе событие, огорчившее Москву, — экономические решения, которые 24 января 1980 года были объявлены правительством меньшинства во главе с Сулейманом Демирелем (Süleyman Demirel) и подготовлены в то время заместителем премьер-министра Тургутом Озалом (Turgut Özal). Турция после этих решений отдала предпочтение рыночной экономике и необратимо пошла по пути интеграции в западную экономику.
 
«После решений "24 января" Турция стала рассматриваться безвозвратно потерянной целью», — говорит Алиев Еткину.
 
Ключевая фраза здесь — «потерянная цель». Именно так, по словам бывшего сотрудника разведки Алиева, Турция выглядела в глазах советской системы, а точнее Москвы.
 
*
 
Алиев не смог при жизни увидеть те дни, когда Турция приобрела ракеты С-400 у России. Тем не менее интересно, а если бы бывший руководитель КГБ застал это событие, что бы на этот раз он подумал о Турции, которая когда-то была «потеряна» для Москвы? Посчитал ли он нужным пересмотреть свои старые оценки?
 
Путин, вне всякого сомнения, будет искать способы максимально реализовать интересы своей страны в отношениях с Турцией. Разумеется, каждая страна прежде всего защищает свои собственные интересы. А лица, принимающие решения в Анкаре, должны начертить границу перед этими возможными расчетами и определить, где именно в балансе этих отношений они будут удерживать Кремль.
 
Где пройдет эта граница — сейчас это один из критически важных вопросов во внешней политике Турции.
 
İnsomi.ru