Холодная война в Арктике

Baxış sayı: 48

The Wall Street Journal logo

Нерентабельная добыча угля на северном архипелаге в Арктике стала олицетворением масштабной силовой борьбы между Россией и Норвегией

Баренцбург, Норвегия. — В этом шахтерском городке на полярном архипелаге Шпицберген занятия в школе проводятся на русском языке, продукты продают за рубли, а огромная надпись советской эпохи гласит: «Наша цель — коммунизм».

Однако этот финансируемый государством уголок России на самом деле является норвежской территорией, и Осло выделяет дотации угольной шахте, находящейся всего в нескольких десятках километрах от Баренцбурга. У Шпицбергена — весьма необычный статус, из-за чего этот архипелаг стал горячей точкой в усиливающемся противостоянии между Россией и Западом.

Норвегия, входящая в состав Организации Североатлантического договора, и Россия выделяют субсидии нерентабельным шахтам, чтобы сохранить стратегическое присутствие на этой кучке обледеневших островов. Осло и Москва являются главными игроками на этой территории с 1920 года, когда был подписан многосторонний договор, признавший норвежский суверенитет над Шпицбергеном, но позволивший другим странам заниматься там экономической деятельностью.

Однако в четверг Норвегия будет решать, стоит ли ей и дальше вкладывать деньги в добычу угля на Шпицбергене. Такой шаг может привести к ослаблению ее позиций на этих островах, в то время как Россия укрепляет свое присутствие в Арктике, создавая там самую крупную военную группировку со времен холодной войны.

Ситуация на Шпицбергене показывает, как российский президент Владимир Путин намерен демонстрировать силу и мощь своей страны, несмотря ни на какие издержки. Россия по-прежнему использует свою армию на востоке Украины, хотя экономические санкции подорвали ее экономику. Она также вкладывает большие средства в оборону других изолированных участков своей территории, в том числе, Курильских островов, на которые заявляет свои претензии Япония.

«Наверное, это ненормально, когда убыточная компания работает на зарубежной территории», — говорит Александр Веселов, возглавляющий российскую государственную компанию «Арктикуголь», которая занимается добычей угля на шахте и организует жизнь в Баренцбурге. «Государство считает, что здесь у него есть государственные интересы, какие-то корни, — заявил он, сидя в своем кабинете, где на стене висит портрет Путина.

Сегодня, когда таяние льдов в Северном Ледовитом океане создает новые коммерческие возможности, а Путин усиливает влияние Москвы за рубежом, Россия и западные страны ведут между собой борьбу за укрепление своих позиций в Арктике.

Веселов отмечает, что Арктика имеет большое значение для укрепления международных позиций России и развития экономики, поскольку здесь сосредоточены огромные запасы нефти. Россия модернизирует свой Северный флот, проводит в регионе масштабные военные учения, а на архипелаге, находящемся вблизи от Шпицбергена, открыла новую военную базу.

Высокопоставленные руководители из американского правительства, в том числе, министр обороны Джим Мэттис, выражают обеспокоенность по поводу действий России и говорят, что США необходимо выработать более активную арктическую стратегию. НАТО называет недостатком отсутствие морских сил альянса в арктическом регионе.

«Шпицберген входит в состав Норвегии, а следовательно, является частью НАТО, — заявил в понедельник генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг. — Так что, конечно, все натовские гарантии безопасности распространяются и на этот архипелаг. А что касается добычи угля, то это дело норвежских властей».

США не высказывают свое мнение по этому вопросу.

Осло планирует закупить новые подводные лодки и увеличивает группировку войск на границе с Россией.

Тем не менее Норвегия, являющаяся одной из самых богатых в мире стран по доходам на душу населения, дискутирует о том, надо ли ей и дальше финансировать добычу угля на Шпицбергене. Решение о продолжении добычи вызовет серьезные споры и настоящий скандал, причем не только из-за издержек, но и в силу того, что норвежцы считают себя главными защитниками окружающей среды.

«Речь идет о том, сколько мы готовы потратить средств, занимаясь нерациональный работой, и насколько актуальным для нас является вопрос о противодействии России в Арктике», — говорит Индра Оверланд (Indra Оverland), возглавляющая отдел энергетики в аналитическом центре Норвежский институт иностранных дел, который частично финансируется государством.

Норвежское правительство пока никак не дает знать, к какому решению оно склоняется.

Но в России никаких дебатов на эту тему не ведется, хотя ее казна пустеет из-за низких нефтяных цен, а также из-за международных санкций, введенных после аннексии Крыма.

Тема Шпицбергена уже вызвала оживленные и острые дебаты. Заместитель премьер-министра России Дмитрий Рогозин, которому после российской аннексии Крыма был запрещен въезд в Норвегию, разместил в Twitter свои фотографии, снятые во время визита в 2015 году. Это стало причиной жалоб и возражений со стороны Норвегии.

В мае этого года Норвегия вызвала возмущение в России, проведя у себя заседание НАТО. Российские официальные представители заявляют, что Норвегия выдавливает Россию со Шпицбергена, пользуясь тем, что архипелаг принадлежит ей.

Как заявляет Веселов, те налоги, которые «Арктикуголь» платит Норвегии, идут на город Лонгйирбюен, являющийся самым крупным на островах и заселенный в основном норвежцами, но не на Баренцбург. Он также жалуется на то, что его компании не разрешено пользоваться вертолетами для перевозки туристов, которые приезжают в основном из Норвегии.

Однако геополитическая напряженность пока еще никак не отражается на рабочих и их семьях, живущих на этих островах.

«У нас хорошие связи, и мы дружим», — говорит 36-летняя москвичка Елена Малахова, работающая на Шпицбергене в туристической отрасли.

Острова этого архипелага, находящегося в 1 300 километрах от Северного полюса, пустынны и лишены растительности, а температура здесь в зимнее время опускается до минус 20 градусов Цельсия. В этот период там не встает солнце, и царит полярная ночь.

Шахтеров из обеих стран на Шпицберген привлекают довольно высокие зарплаты. Кроме того, 400 обитателям Баренцбурга предоставляется медицинская помощь, недорогое жилье, а их дети ходят в школу.

Россия, начавшая добычу угля на Шпицбергене в 1930-х годах, сосредоточила свое внимание на Баренцбурге и поселке под названием Пирамида. Там были построены плавательные бассейны, работающие круглосуточно столовые, а в магазинах продавали продукты, которые в Советском Союзе было невозможно достать. Когда распался Советский Союз, рухнула российская экономика, а вместе с ней опустел арктический поселок Пирамида, поскольку люди его покинули. А к 2006 году и сам Баренцбург оказался на грани краха. Норвегия предоставляла ему продовольственную помощь.

В 2007 году, когда российский президент начал проводить более напористую и активную внешнюю политику, на Шпицберген направили ветерана угольной отрасли Веселова, поручив ему возобновить добычу угля на шахте. Веселов поставил охрану в Пирамиде, чтобы отпугнуть мародеров, запретил незаконное производство водки и проституцию в Баренцбурге, а потом взялся за ремонт в городе.

Однако время угольной промышленности на исходе, и это касается шахтеров из обеих стран.

«Я думаю, что через 15 лет здесь не будет никакой добычи, по крайней мере, если исходить из нынешней ситуации», — сказал главный технолог норвежской государственный угледобывающей компании Store Norske Пер Нильсен (Per Nilssen), объяснив это старением инфраструктуры на единственной норвежской шахте.

Теперь обе страны занялись туризмом.

В российских поселках количество приезжих за последние четыре года выросло вдвое, а доходы от туризма в прошлом году составили 2,4 миллиона долларов. Это больше, чем от добычи угля. В прошлом году компания «Арктикуголь» получила восемь миллионов долларов государственных субсидий.

Баренцбург может похвастаться реконструированным отелем, мини- пивоварней и экскурсиями, которые проводятся в шахте. Заброшенный поселок Пирамида стал «музеем Советского Союза на открытом воздухе», говорит Тимофей Рогожин, руководящий туристической отраслью на архипелаге. В центре поселка стоит бюст Владимира Ленина, смотрящего на ледник. Норвегия открыла университет, а одна из закрытых угольных шахт стала музеем и киноархивом. Старые лачуги шахтеров отремонтировали, и теперь там живут отдыхающие. А склад был переделан в ресторан.

Однако норвежские политики и ученые признают, что если не будет работать угольная шахта, присутствие Норвегии на архипелаге ослабнет, так как туризм носит сезонный характер.

«Откровенно говоря, предназначение норвежских поселков заключается в том, чтобы утвердить суверенитет Норвегии над Шпицбергеном», — говорит политолог Торбьорн Педерсен (Torbjørn Pedersen), работающий в университете в городе Буде.

Джеймс Марсон (James Marson), Сара Макфарлейн (Sarah McFarlane)

İnosmi.ru